Анализ отрывка из «Государя» Николо Макиавелли Главы XV, XVII - лучшее сочинение

На написание «Государя» пришла Макиавелли вдохновила сложная политическая ситуация в Италии. Сын римского папы Александра IV Борджиа Чезаре пытался при поддержке отца создать собственное государство на территории современной философу Италии, однако все его попытки оказались тщетны – после кончины папы в 1503 году для Чезаре наступила черная полоса, и он потерпел поражение в своих замыслах. Это натолкнуло Николо на написание своеобразного «руководства к применению власти» для правителей. «Государь» написан как бы в форме советов, которые не только говорят о том, что следует и не следует делать разумному правителю, но и содержат обоснование разумности той или иной идеи. Для своего времени безусловно необычен и нов подход к политике как к ещё одной отрасли человеческого знания.

Глава XV имеет ёмкое название «За что людей, в особенности государей, восхваляют и порицают». Автор говорит: «Зная, что об этом писали многие, я опасаюсь, как бы меня не сочли самонадеянным за то, что, избрав тот же предмет, в толковании его я более всего расхожусь с другими». Действительно, этот труд Макиавелли подвергался жесткой критике, причем со стороны как самих государей, так и со стороны тех, кто властью не обличен. Простота и откровенность с которой Макиавелли излагает свое отношение к правителям и их деяниям, открытость и честность, с которой он обличает их ошибки и промахи, не могли понравиться правителям – ведь никто не любит критики. Иные же оппоненты писателя говорили о том, что его идеи слишком жестки, так как пропитаны принципом, гласящим о том, что для достижения цели хороши любые средства. Однако нельзя согласиться с данным мнением. Прежде всего, вспомним, что труд данный практичен и отчасти биографичен.

Макиавелли при написании опирался на собственные наблюдения за процессом и итогами правления государей, а потому он лишь изобличал тот принцип, которым руководствовались монархи, а не провозглашал его в качестве основы своих воззрений. Это подчеркивается следующей мыслью, говорящей о том, что автор имеет цель написать что-либо полезное для людей, заметьте, понимающих! Мало того что в дальнейшем он конкретно упрекает древних мыслителей и своих современников (взять того же Томаса Мора и его «Утопию») в оторванности от реальности и желании построить идеальное государство, которое однако невозможно воссоздать в действительности, так он еще и подчеркивает, что понять его и оценить смогут лишь люди понимающие – то есть не те, кто готов на всяком шагу кричать о его жесткости и неправоте, а те, кто готов задуматься и поразмыслить, понять, насколько прогрессивен, глубок и справедлив его подход. Философ абсолютно точно отмечает, что то, как люди живут и то, как должны жить – велико. Воистину жить в грезах, рассуждая что было бы, если бы было так или иначе, по меньшей мере глупо.

Можно строить воздушные замки, запираться в своем собственном мире, создавать отделенную реальность, однако объективную действительность никуда не спрячешь, от нее не убежишь. По мановению волшебной палочки не улучшается благосостояние граждан, не растет дух нации, не богатеет страна. Прежде чем пытаться строить идеалы, необходимо разобраться с реальными проблемами и, исходя из существующего порядка вещей, строить то государство, которого можно и нужно достичь. Так нельзя кстати приходит фраза «кто отвергает действительное ради должного, действует скорее во вред себе, нежели на благо, так как, желая исповедовать добро во всех случаях жизни, он неминуемо погибнет, сталкиваясь с множеством людей, чуждых добру».

В мире не существует абсолютного понятия добра или зла. То, что приемлемо в одних обстоятельствах ни в коем случае нельзя использовать при других. Жизнь, хоть и имеет цикличный характер, не состоит из одинаковых идентичных оборотов, каждое событие, каждая ситуация индивидуальна, как и люди, с ними связанные. Человек, который имел устойчивые взгляды на какой-либо предмет, может в корне поменять их, столкнувшись с чем-то, что его поразит – и это нормально. Все меняется, таковы законы жизни. Критика того положения, которое на первый взгляд может показаться призывом государю творить вселенское зло на самом деле не что иное, как призыв индивидуально подходить к каждой ситуации, с которой сталкивается правитель. «Государь, если он хочет сохранить власть, должен приобрести умение отступать от добра и пользоваться этим умением смотря по надобности». По надобности, заметьте. Не зря гласят старинные народные мудрости: «нет
худа без добра», «не было бы счастья, да несчастье помогло».

Сам народ понимает, что порой, чтобы прийти к лучшему, приходится пройти через ужасы. Разве была бы создана ООН, разработаны важнейшие международные документы в сфере охраны и защиты прав человека и его свобод, разве стали бы мы осторожней, мудрее, сострадательней, если бы не постигли нас ужасы II Мировой? Разве отдельный человек может стать лучше, если живет в достатке и максимально комфортных условиях? История человечества неоднократно показывает, что такое существо как Homo Sapiens совершенствуется только через страдание. Это только говорят, что учатся на своих ошибках лишь дураки, в действительности редкий человек что-либо действительно понимает, пока судьба не преподнесет ему пренеприятнейший сюрприз. Ах, как прав Макиавелли, говоря о том, что нет людей, состоящих из одних лишь добродетелей.

Если вы встретите на своем пути человека, кажущегося идеальным, будьте бдительным, не зря говорят «в тихом омуте черти водятся». Именно тот, кто выглядит ангелом, зачастую таит в своей душе грязнейшие из замыслов. Как говорится, врага надо знать в лицо, ведь тот, кто предупрежден, тот вооружен. Если человек являет свои недостатки, он честен с Вами, он не способен на подлость – это в его природе. Тот же, кто скрытен, зачастую нечестив. Потому правильно предостерегает Николо – государь как тот, кто прежде должен заботиться о своей власти, поскольку держава в безопасности, пока она стабильна, а не раздираема между несколькими кандидатами, или того хуже – группировками знати, стремящимися править. А значит, истинный государь обязан наплевать на то, что кому-то покажется пороком, если это необходимо для стабильности власти, а значит для благополучия государства, данное средство оправданно благими целями.

Глава XVII посвящена вопросу о том, что же лучше для мудрого правителя, внушать подданным страх или любовь, всегда ли жестокость дает более плачевные результаты, чем милосердие? Глубокий опыт нескольких тысячелетий различных форм власти привели лишь к единому выводу: народ не умеет жить без сильного правителя, вождя, который мог бы четко говорить, что и как необходимо делать, устанавливал бы правила. Мы как маленькие дети, живем надеждой в доброго царя, который справедлив и уж точно лучше нас смертных знает, каким устройство нашей жизни должно быть, знает кто прав, а кто виноват и что со всем этим делать. Абсолютная правота философа не вызывает сомнений: «от беспорядка, который порождает грабежи и убийства, страдает все население, тогда как от кар, налагаемых государем, страдают лишь отдельные лица». Согласитесь, анархия не есть то, на чем должно основываться государство как социально-политическая структура. Не имея сильной власти, власти уважаемой, власти, которая может установить такие нормы общественного поведения, которые обеспечат максимальную эффективность функционирования социума при минимальных потерях, общество превратиться в стадо мародеров, убийц и грабителей. Не секрет, что лишь минимальная часть населения земного шара следует законам лишь потому, что это закон, несмотря на все статистики и уверения в высокой степени правосознания, большинство людей все же соблюдает закон ввиду того, что за нарушение его наличествует санкция и механизм реализации нормы. Метод «кнута и пряника» еще никто не отменял, поощрите население в одной сфере и ужесточите условия его в сфере другой и оно скажет Вам спасибо.

При анархии та часть населения, которая является мирно-сознательной, скорее будет истреблена или поставлена в невыносимые условия, поскольку в такой мире правит лишь насилие и грубая сила. Да, государь должен внушать страх, государь страх внушать обязан – на то он и человек, стоящий над всеми остальными. Не зря образ монарха часто трактовался как ставленника Господня. Отчего так популярны религии? Они заставляют человека жить «правильно». И заметьте, любая, заверю Вас, даже самая мирная религия содержит санкции. Даже в буддизме что такое недостижение долгожданной нирваны как не самое строгое наказание, которое грозит недобросовестному верующему? Вам, может быть покажутся пошлыми слова о том, что государь может убивать, но никогда не должен покушаться на женщин и имущество подданных. Подумайте сами, мы прощаем смерть, мы готовы к смерти, несмотря на первобытный страх, мы осознаем быстротечность жизни и потенциальную неотвратимость конца – вопрос лишь в том, как и когда это придет. Но попробуйте лишить нас того, что нам принадлежит… С детства мы и
дентифицируем сначала себя, а затем начинаем создавать собственное пространство – посредством людей и вещей, которые нам приятны. Это необходимость опять в том же собственном мире, своей территории, в пределах которой мы сможем ощущать себя в безопасности – разве не к этому стремится каждый? Заметьте, мы часто говорим: это мой стиль, мой мужчина, моё мнение, моя одежда. Моё – это ключевое слово в жизни каждого индивида.

Разве простите вы того, кто отнял у Вас Ваше? Ваше то, к чему вы привязаны, что, кажется составляет маленькие осколки вашей души? И зря говорится далее, что намного труднее найти повод для казни, чем для изъятия имущества. Макиавелли не зря употребляет термин «хищничество», в этих строках он призывает государя не терять человеческого лица, использовать способы, которые не позволят ему работать по заранее обдуманной, не раз использовавшейся схеме. Вспомните «Чипполино» Джанни Родари: налог на воду, налог на воздух. Это ничем не оправданные поборы, идущие не в счет пополнения казны государства, улучшения его благополучия, а в карманы алчной аристократии, которая не думает ни о чем, кроме как заполучить как можно больше денег, не имея никакой полезной цели их использования. Макиавелли призывает: дай подданным достойную жизнь, удовлетвори их запросы как тела (имущество), так и духа (женщины), ведь не для кого не секрет, что теплые чувства с лицом противоположного пола, именуемые любовью – это то, к чему в принципе стремится каждый с самого рождения. Нам всегда необходима любовь – родителей, наставников, любимых. Лишь это делает человека спокойным, счастливым, готовым храбро смотреть в будущее.

Что же выбрать мудрому правителю, с точки зрения Николо Макиавелли – внушать любовь или страх? Философ говорит точно – страх, но не исключает любовь. Однако он абсолютно прав – любовь к государю субъективна, а вот страх – то, чего государь может достичь самостоятельно, то, чем он может управлять. Создайте образ грозного правителя, но не переусердствуйте – невозможно допустить ненависти со стороны народа, ведь тот государь крепко сидит на престоле, который поддерживаем народом, а не верхушкой знати. Макиавелли дает мудрые советы. Изначально может показаться, что он говорит лишь о том, как облегчить правление государю, но давайте задумаемся, разве не будет счастья народу от правителя, который в интересах стабильности собственной власти готов идти на компромиссы со своими подданными. Можно сказать, что идеальное правление государя рассматривается как негласный договор между ним и народом, в основу которого положена цель наиболее комфортного существования государства, его планомерного развития и достижения благополучия его граждан, его самого, его правителя. Так не это ли тот идеал, к которому стоит стремиться? Идеал, который создан исходя из условий объективной реальности, человеческой природы, идеал, который создан Николо Макиавелли.

Сочинения по зарубежной литературе

Комментарии закрыты.