Появление Луки в ночлежке - лучшее сочинение

(Анализ сцены первого акта пьесы М. Горького «На дне»)

Более 100 лет не сходят с отечественной сцены спектакли по пьесе М. Горького «На дне». Обошла она и крупнейшие театры мира. А интерес не слабеет! Чем же объясняется феноменальный успех пьесы, почему она и сегодня, спустя 100 лет после ее создания, продолжает волновать умы человечества? Видимо, потому что она устремлена к самым существенным для человека вопросам жизни. В центре её – не столько человеческие судьбы, сколько столкновение идей, спор о человеке, о смысле жизни. Ядром этого спора является проблема правды и лжи, восприятия жизни такой, какова она есть на самом деле, со всей безысходностью и правдой для персонажей – людей «дна», или жизнь с иллюзиями, в каких бы разнообразных и причудливых формах они ни представали. Этот спор начинается задолго до появления Луки и продолжается после его ухода.

Завязка пьесы «На дне» – появление Луки. Изображая вопиющие условия ночлежки Костылева, где голод, грязь, болезни, пьянство, озлобление стали обычными явлениями, Горький показывает, что в обитателях дна просыпается надежда, живет желание изменить жизнь к лучшему. Уже в самом начале пьесы Квашня тешит себя надеждами, что она свободная женщина, а Настя – мечтами о великом чувстве, заимствуя его из книги «Роковая любовь». Клещ сохраняет в себе мечту – вырваться из подвала и добиться благополучия честным трудом. Но те, кто никаких иллюзий не питает, пытаются разрушить розовые мечты у любого, кто смеет ещё на что-то надеяться. И вот в среде этих ожесточенных жизнью людей появляется странник Лука. Уже одно его появление вносит в напряженную атмосферу быта ночлежников что-то успокаивающее и умиротворяющее: «Доброго здоровья, народ честной!.. Где тут, милая, приспособиться мне? Старику – где тепло, там и родина…-» Он легко и быстро находит общий язык с каждым из ночлежников, не обижается на замечание Пепла прекратить напевать песню. Обращаясь к Барону, он говорит: «Графа видал я, и князя видал…- а барона – первый раз встречаю, да и то испорченного…-» Тяжелый жизненный опыт, бесприютные искания Луки обусловили основные черты его психологии. Среди них – острый интерес к людям. «Понять хочется дела человеческие», – определяет свое главное желание Лука. Он находит слова сочувствия для каждого и для всех: «Эхе-хе! Погляжу я на вас, братцы, – житье ваше – «О-ой!», «…-Я и жуликов уважаю, по-моему, ни одна блоха – не плоха: все – черненькие, все прыгают…- так-то», «…-а разве можно человека эдак бросать? Он – каков ни есть – а всегда своей цены стоит…-». Внимательно присматриваясь к окружающим, Лука видит, как тяжело Анне, и находит для неё слова утешения, поддерживает ее, помогает дойти из кухни: «Ну вот и доползли…- эх ты! И разве можно в таком слабом составе одной ходить?» В то же время Лука может дать отпор Василисе. Когда та сурово допрашивает его, требует паспорт, называет проходимцем, он спокойно возражает ей: «Проходящий… странствующий…-» Лука не торопится давать ей характеристику, а тактично замечает: «Ах, и неласкова ты, мать…- Сурьезная бабочка». Так же достойно он держит себя и в присутствии полицейского Медведева. На его слова, что он должен всех знать в участке, а его не знает, Лука отвечает: «Это оттого, дядя, что земля-то не вся в твоем участке поместилась…- осталось маленько и опричь его…-»

Лука вызывает к себе разное отношение со стороны ночлежников. Для Барона он «кикимора и шельма», для больной Анны – чуткий и отзывчивый человек: «Гляжу я на тебя…- на отца ты похож моего…- на батюшку…- такой же ласковый…- мягкий…-» На что Лука резонно отвечает: «Мяли много, оттого и мягок…-» В этих словах сразу предстает вся жизнь Луки: многое пришлось повидать ему, пережить тяжелых минут, прежде чем он стал жалеть людей и понимать их.

Второе действие пьесы заканчивается сценой избиения Василисой Наташи. Услышав крики, доносившиеся с кухни, Лука спрашивает, что там происходит: «Кто дерется там?.. Чего делят?»

Личность Луки, с ее сложностью и противоречиями, отображается в его речевой характеристике, речевом его портрете. Выходец из народной среды, он преимущественно использует просторечную лексику: «али», «дескать», «кажись», «ишь». Встречаются в его речи слова, используемые в крестьянской лексике: «не сумневайся», «осердился», «упреждаю», «окроме», «спокой» и др. Много слов в его речи с уменьшительно-ласкательными суффиксами: «маленько», «хлебца», «хлебушка» – что отражает его отношение к окружающим. Бросается в глаза осо

Сочинения по литературе

Комментарии закрыты.