Лирический герой ранней поэзии Маяковского - лучшее сочинение

Характер раннего творчества В.В. Маяковского проявился достаточно ярко в первых его произведениях, напечатанных в 1912 году в альманахе «Пощечина общественному вкусу» совместно с поэтами-футуристами Д. Бурлюком, В. Хлебниковым, А. Крученых. Целью молодых поэтов было создание нового искусства, разрывающего все связи с традициями классической русской литературы. Поэтому уже в первых стихотворениях Владимира Маяковского преобладает социальный критицизм, сочетающийся с исповедальностью и эмоциональной энергией стиха, живописной образностью — яркой, экспрессивной, необычной. Его образы, как полотна импрессионистов, можно представить себе зрительно, например картину ночного города:

Багровый и белый отброшен и скомкан

в зеленый бросали горстями дукаты,

а черным ладоням сбежавшихся окон

раздали горящие желтые карты.

(«Ночь»)

Поэт сразу заявляет о своем принципиально новом подходе к искусству:

На чешуе жестяной рыбы

Прочел я зовы новых губ.

(«А вы могли бы?»)

Но в этом новаторстве поэтического творчества прослеживается и другая особенность мира лирического героя Маяковского — его одиночество. «Я», «Нате!», «Ничего не понимают», «Скрипка и немножко нервно» — все эти стихотворения объединяет общее для них противопоставление лирического героя толпе, его непонятности в мещанском, ограниченном обществе. Герой сознательно «эпатирует» буржуа, подчеркивает дерзость своего отношения к миру:

«Я люблю смотреть, как умирают дети».

(«Я»)

Но это только маска, циничное высказывание с целью привлечь всеобщее внимание, вызвать негодование обывателя. Такой же нарочитый характер носит попытка игнорирования толпы: «А мне — наплевать! Я — хороший». («Скрипка и немножко нервно»). За всем этим звучит пронзительно-отчаянное одиночество непонятого человека и поэта, который идет «один рыдать», чувствуя, что он «одинок, как последний глаз у идущего к слепым человека». («Я»). Поэт — «бесценных слов мот и транжир» — чувствует враждебность, агрессивность по отношению к себе толпы, которая представляется ему страшной своей бездуховностью. На этой антитезе построено все стихотворение «Нате!», где обывательская публика поэтического кафе рисуется натуралистически, антиэстетично: «вытечет по человеку ваш обрюзгший жир». Ни «мужчина», озабоченный пищей отнюдь не духовной, ни женщина, что «смотрит устрицей из раковин вещей», не смогут ощутить боль, ранимость, открытость миру «бабочки поэтического сердца», напротив, «толпа озвереет, будет тереться, ощетинит ножки стоглавая вошь». «Нате!» — это открытый вызов поэта пошлости и мещанству окружающего мира, которому лирический герой готов «плюнуть в лицо». Впрочем, завсегдатаями поэтических кафе это стихотворение и было воспринято как вызов, вследствие чего за Маяковским утвердилась слава скандального поэта. Но нельзя видеть в его стихах вызов и эпатаж, не замечая при этом его душевной смуты, трагичности видения мира, попытки найти в нем гуманистическое начало. Об этом — его лирическое стихотворение «Послушайте!». Лирический герой обращается к читателям как к единомышленникам, с трогательно-доверительной интонацией, в попытке обрести бога и мир в своей душе. Да, буржуазное общество несет человеку страдание, но нельзя переносить эту «беззвездную муку», не имея в душе ничего светлого, никакой надежды. Лирический герой поэта выражает уверенность во взаимосвязи бога и человека, в гармонии мироздания.

Послушайте!

Ведь, если звезды зажигают -

Значит — это кому-нибудь нужно?

Значит — это необходимо,

Чтобы каждый вечер

Над крышами

Загоралась хоть одна звезда?!

Несмотря на декларативность заявления футуристов об отказе от всех традиций русской классической поэзии, это стихотворение В.В. Маяковского по своей сути философской проблематики очень близко к такому лирическому шедевру М.Ю. Лермонтова, как «Выхожу один я на дорогу…-», и, несмотря на новаторство по форме, традиционно по гуманистической проблематике содержания.

Особенно негативную реакцию лирического героя В. Маяковского вызывает Первая мировая война. В стихотворениях «Война объявлена», «Мама и убитый немцами вечер», «Вам!» четко прослеживается отвращение к войне, насилию, осуждение тех кругов, для которых война представляет политический и материальный интерес. Натурализм, антиэстетизм используются поэтом как средство, выражающее его антимилитаристскую позицию, его метафоры страшны и надолго запечатлеваются в глазах читателей: …-с за

Сочинения по литературе

Комментарии закрыты.