Сочинение миниатюра «зачем нужны орфоэпические нормы в русском языке?» - лучшее сочинение

Регионализация русской орфоэпической нормы и данные словарей

Обсуждение точек зрения на то, чтó есть норма и как она выявляется, в рамках статьи неуместно, ограничусь указанием новейшего словаря: «нормой словоупотребления может быть признано только такое явление, которое ‹…› одобряется большинством представителей общества» [9, с. 5]; я чуть было не решил, что речь идет о плебисците, но нет: одобрение следует получить не от членов общества, а от его представителей. Остается неизвестным и число потребных представителей, и то, как они рекрутируются — демократическим ли избранием, назначением, самовыдвижением или иным способом; неясно также, какое общество имеется в виду. «Россияне»? «русскоязычные»? «этнические русские»? лица, имеющие определенный образовательный ценз? те, кто по собственному ощущению владеет литературным языком (нормой!)? Для русского языка ситуация здесь совсем не проста, что Соловьев прекрасно понимает; свой словарь он выпустил для того, чтобы «способствовать ‹…› уменьшению числа конфликтных ситуаций, когда ревнители правильной речи, относящиеся к разным социальным или возрастным группам, упрекают друг друга в незнании языка, в неправильности или нелитературности того или иного словоупотребления» [9, с. 6]. Вообще-то официальные «ревнители правильной речи» — орфоэписты — спорят по мелочам; их солидарное мнение по поводу ударения в форме подорвала видно из приведенных цитат. Оставив в покое «представителей», задумаемся, а существует ли такое сообщество, где рекомендуемые Соловьевым формы находят известное социальное признание? Тут уместно процитировать М. В. Панова: «Утверждение петербуржца Г. П. Павского (1850 г.), что его современники слова голубь и червь произносят как голупъ и червъ, вызвало искреннее недоумение рецензента-москвича: „Где же так говорят?“ — удивляется Ф. И. Буслаев. Да в Петербурге!» [10, с. 245]. Не буду утверждать, что в северной столице по-прежнему нет конечных мягких губных (хотя числительные сем и восем там все еще очень частотны), но подорвáла в Петербурге и в правду говорят.

Говорят так давно. В текстах, записанных в Ленинграде от носителей литературного языка в 1970-х гг., встречаются фразы типа Я говорю, ты ничего не пóняла, что я сказала или Я ночи не спáла, думала, где бы достать [11, с. 98, 111; текст переведен в орфографическую запись]. И уж совсем давно (в 1899 г.) известный поэт К. Р., в качестве русского языка которого сомневаться трудно, написал Порвáлась цепь времён — вряд ли он поступился здесь нормой в угоду размеру, при переводе Шекспировского The time is out of joint выбор был обширным.

Сочинения для 10 класса

Комментарии закрыты.