СЕРГЕЙ ТИМОФЕЕВИЧ АКСАКОВ краткие биографические сведения - лучшее сочинение

С. Т. Аксаков — знаменитый русский писатель. Его творчество связано с живописанием природы. Он не любил шумного города и старался избегать многолюдных собраний. В его произведениях часто звучат темы событий, о которых автор узнал или которые произошли с ним в детские годы, когда он жил в дедовской усадьбе, расположенной среди просторов оренбургских степей.

Буран

Это Первое произведение, в котором Аксаков раскрылся по-настоящему. Здесь звучит история, слышанная автором от самих участников происшествия.

События эти произошли в соседней от имения автора деревне, и пересказанную в рассказе историю Аксаков знал во всех подробностях. В этом произведении говорится о мудрости и опыте, молодости и горячности.

Зима в оренбургском крае суровая и полная неожиданностей. В ясный морозный день по проселочной нетороной дорожке тянулся обоз. «Ни облака на туманном беловатом небе, ни малейшего ветра на снежных равнинах. Красное, но неясное солнце своротило с невысокого полдня к недалекому закату. Жестокий крещенский мороз сковал природу, сжимал, палил, жег все живое».

Обоз выезжал на большую Оренбургскую дорогу, пересекая так называемый Общий Сырт, плоское возвышение, которое тянется к Уральску.

Обоз состоял из восемнадцати подвод и десяти возчиков.

Они везли в Оренбург хлеб на продажу и надеялись приобрести в Илецкой Защите каменной соли. «Одетые в дупленые полушубки, тулупы и серые суконные зипуны, нахлобученные башкирскими глухими малахаями, весело бежали мужики за своими возами.

Запушенные инеем, обмерзшие ледяными сосульками, едва разевая рты, из которых белый дым вылетал, как из пушки при выстреле, и не скоро расходился, — они шутили, припрыгивали, боролись, толкали, будто невзначай, друг друга с узенькой тропинки в глубокий сугроб...»

Обоз долго ехал по большому степному пространству и наконец добрался до березовой рощи. Печальное зрелище представляла собой роща. Молодые деревья были настолько сильно согнуты, что их вершины покоились в сугробах, а деревья постарше и вовсе были изломаны. Молодые мужики, следовавшие в обозе, были удивлены таким зрелищем.

Старик же объяснил, что это иней переломал все деревья в роще, поскольку под ним лед толщиною в руку. Пока молодые удивлялись, старик осмотрел окрестности прищуренным глазом и поторопил товарищей: «До умета (двора, построенного на степных дорогах для стоянки обозов) далеко, ночь близка, дело негоже».

Поторопились. Через некоторое время уже все следующие в обозе заметили, что грядет непогода. По-прежнему еще ярко сияло солнце, склоняющееся к западу, но стаи тетеревов с шумом вылетали из рощи, лошади храпели и ржали, на востоке выплывало беловатое облако, а по поверхности сугробов побежали легкие струйки снега.

Все, кто ходил когда-либо с обозом, знали эти роковые приметы и, как только они появлялись, торопились к деревням или уметам. Но нашему обозу не повезло, он находился в том безлюдном месте, где на десятки верст не было ни одного поселения.

Облако на востоке быстро росло и вскоре, когда последние лучи солнца скрылись за горизонтом, заволокло почти все небо. Стало ясно, что непогоды не избежать, до умета обоз добраться не успеет. Старик предложил перестать гнать лошадей и поберечь силы.

Как самый опытный, он первым пошел, чтобы обоз не сбился с дороги. Замыкал шествие тоже немолодой Петрович. Его задачей было следить за тем, чтобы никто не отстал или в сторону не отбился. Потекли долгие часы борьбы со стихией.

«Вдруг настала ночь... наступил буран со всей яростью, со всеми своими ужасами. Разыгрался пустынный ветер на приволье, взрыл снеговые степи, как пух лебяжий, вскинул их до небес... Все одел белый мрак, непроницаемый, как мрак самой темной осенней ночи! Все слилось, все смешалось: земля, воздух, небо превратились в пучину кипящего снежного праха, который слепил глаза, занимал дыханье, ревел, свистал, выл, стонал, бил, трепал, вертел со всех сторон, сверху и снизу, обвивался, как змей, и душил все, что ему ни попадалось».

Долго обоз брел, стараясь тягаться со стихией. Лошади и люди стали выбиваться из сил. Старик это видел и принял решение остановить обоз. Не оставалось возможности дойти до умета, и старик предложил ночевать на дороге: «Авось не все замерзнем!»

Один из молодых не захотел слушаться совета старика. Страшно было оставаться в поле, когда разыгралась такая стихия. Он захотел продолжать путь и подбил на это еще пятерых молодых. Они ушли со своими телегами, а оставшиеся четверо стали готовиться к ночевке.

Для начала составили возы и распряженных лошадей кругом. Связали оглобли и подняли вверх, а сверху их накрыли кошмами. И вот в таком импровизированном шалаше стали пережидать буран.

Всю ночь и весь следующий день бушевала стихия. Только на третьи сутки буран стал униматься. На следующий день потянулись по дороге обозы, сумевшие переждать непогоду. Один из них, возвращавшийся порожняком в Оренбург, наткнулся на концы оглобель, торчавшие из снега. Вокруг них намело большой сугроб снега, величиной со стог сена.

Мужики стали откапывать и нашли четырех путников, находящихся в сонном беспамятстве. Под кошмами не было ветра, а люди надышали так, что температура была выше, чем на улице. Это не позволило им умереть.

Пострадавших вынесли и положили в сани. Морозный воздух позволил им очнуться, а в умете их согрели и уложили на полати спать настоящим сном. Так они остались живыми и здоровыми. А шестеро смельчаков, отправившихся в буран искать умет; сбились с дороги, да так и пропали. Только весной смогли найти их тела. Один из них сидел у забора того самого умёта...

Биографии

Комментарии закрыты.