КОНСТАНТИН ГЕОРГИЕВИЧ ПАУСТОВСКИЙ краткие биографические сведения - лучшее сочинение

Жанр повести в творчестве К. Г. Паустовского занимал очень важное место. В его произведениях нередко соседствовали эпический и лирический элементы повествования.

Форма, в которой он синтезировал такие направления, именовалась новеллистической повестью. У К. Г. Паустовского повесть представляла собой особую разновидность жанра, в состав которой входили отдельные главы-рассказы.

Но объединены они были не только общей структурой построения, но и главным героем, который являлся сквозным персонажем всех этих «глав».

Особую роль в повести писателя играло описание природы. Оно «подсказывало» настроение одного из персонажей. Поэтому в мастерских пейзажах ощущалось присутствие самой жизни.

Главный герой повести всегда находится на переднем плане. Через него и в нем раскрывается авторское видение мира. При этом другие персонажи, хоть и были описаны бегло, но, кажется, что живут своей жизнью, то есть являются «самостоятельными» и «резко обозначенными характерами».

Повесть о жизни

«Повесть о жизни» является книгой, в которой собраны шесть автобиографических повестей: «Далекие годы», «Беспокойная юность», «Начало неведомого века», «Время больших ожиданий», «Бросок на юг» и «Книга скитаний».

Все эти произведения связаны одним главным героем. Также их объединяет и общность времени. События, которые отражены в повестях, относятся к последним годам XIX в. и к первым десятилетиям XX в.

Несмотря на автобиографичность «Повести о жизни», она является художественным произведением. Так читатель может проследить, как растет главный герои и как меняется его взгляд на окружающие предметы.

В книге «повествуется о том, как человек неуклонно идет к осуществлению заветной цели и становится художником».

Гардемарин

(глава из книги первой «Далекие годы»)

В этой главе рассказывается об одном из увлечений главного героя. Мальчик мечтал о море, хотя видел его всего лишь один раз. «Материалы» для своих фантазий он брал из книг. Но когда столкнулся с настоящим моряком, то понял, что этих знаний не достаточно. Поэтому он увлекся географией. Но этого оказалось мало, и он обратился к другим источникам.

Своим упорством и стремлением герой показал, что человек многого сможет добиться. Даже когда мама мальчика и смогла поколебать его увлечение морем, окончательно разрушить его она так и не сумела.

Повествование ведется от лица мальчика.

В Киеве весна начиналась с разлива Днепра. Если попасть в это время на Владимирскую горку, то перед глазами «распахивалось голубоватое море».

Но разливался не только Днепр, все в городе оживало и наполнялось сиянием и свежестью. На Бибиковом бульваре распускались пирамидальные тополя. Они дарили жителям окрестных улиц особый запах ладана. Каштаны «выбрасывали первые листья — прозрачные, измятые, покрытые рыжеватым пухом». Позднее на них появлялись розовые и желтые свечи, которые говорили о том, что весна теперь в самом разгаре.

Сады тоже вносили свою лепту в общее оживление природы. Молодая трава наполняла улицы дыханием какой-то сырости. Из садов доносился шум недавно распустившихся листьев.

Гусеницы ползали даже по Крещатику. Жуки и бабочки залетали в вагоны трамваев. Ночью палисадники наполнялись сладостным пением соловьев. «Тополевый пух, как черноморская пена, накатывался прибоем на панели. По краям мостовой желтели одуванчики».

К. Г. Паустовский отводил немаловажную роль изображению пейзажных сцен. Природа, по словам самого писателя, была его естественной средой. Эти впечатления, которые оставляла в его душе природа, он передал своему главному герою. Поэтому именно пейзаж занимает одно и главных мест в ощущениях героя и в самом повествовании.

Над окнами кондитерской натягивали тенты от солнца. На столиках стояла сирень, обрызганная водой. Молодые киевлянки искали в ее гроздях цветки из пяти лепестков. На девушках были соломенные летние шляпы, которые придавали особый желтоватый оттенок их лицам.

Весной наступало время садов. И главный герой пропадал там целыми днями. Он играл, учил уроки, читал в саду. И можно сказать, что домой он приходил только обедать и ночевать. Но больше всего мальчик любил Мариинский парк в Липках. Парк этот нависал над Днепром. В нем были стены, которые украшали белая и лиловая сирень высотой в три человеческих роста. На них было так много пчел, что ветки сирени качались и звенели. Среди лужаек расположились фонтаны.

Таких прекрасных садов в Киеве было много. «Широкий пояс садов тянулся над красными глинистыми обрывами Днепра — Мариинский и Дворцовый парки, Царский и купеческий сады. Из Купеческого сада открывался прославленный вид на Подол». Киевляне очень гордились таким прекрасным видом. Летом в Купеческом саду играл симфонический оркестр. Но иногда эту музыку заглушал звук протяжных пароходных гудков, которые доносились с Днепра.

На днепровском берегу был еще один сад — Владимирская горка. В нем находился памятник князю Владимиру. В руке он держал большой бронзовый крест. В тот крест были ввинчены лампочки, которые по вечерам зажигали. Крест от этого казался огненным. Он «висел» высоко в небе над киевскими кручами.

Город весной очень нравился мальчику. Поэтому он никак не мог понять, зачем в воскресные дни мама так стремится к дачным местам — Боярке, Пуще Водице или Дарнице. Мальчик скучал среди однообразных дачных участков. Также равнодушно он смотрел на боярские леса, в которых располагалась чахлая аллея поэта Надсона.

Однажды он весной сидел в Мариинском парке и читал «Остров сокровищ» Стивенсона. Рядом сидела сестра Галя и тоже что-то читала. На скамейке лежала ее шляпа с зелеными лентами, которые шевелил ветер.

«Галя была близорукая, очень доверчивая, и вывести ее из добродушного состояния было почти невозможно».

Утром этого дня шел дождь. Днем же над ребятами «блистало чистое небо весны». Только с дярени, что росла рядом, слетали оставшиеся капельки прошедшего дождя.

Девочка с бантами остановилась против детей и начала прыгать через веревочку. Она мешала

*

Мальчику, и он потряс сирень, с которой полетели вниз капли, сохранившиеся после дождя. Девочка показала язык, а потом убежала. Галя же стряхнула капли с книги и продолжала читать.

«И вот в эту минуту я увидел человека, который надолго отравил меня мечтами о несбыточном будущем». В аллее появился высокий молодой гардемарин со спокойным загорелым лицом. «Прямой черный палаш <рубящее и колющее холодное оружие с прямым и длинным клинком> висел у него на лакированном поясе. Черные ленточки с бронзовыми якорями развевались от тихого ветра. Он был весь в черном. Только яркое золото нашивок оттеняло его строгую фигуру».

В воображении мальчика он представлялся чем-то легендарным, так как Киев был «сухопутен». Он был словно пришелец из далекого крылатых кораблей, фрегата «Паллада». Гардемарин, возможно, был из мира всех океанов, морей и портовых городов. Мальчику казалось, что этот человек появился со своим палашом прямо со страниц романа Стивенсона.

Он прошел мимо, мальчик последовал за ним. Галя даже не заметила исчезновения брата.

Вся мечта о море, которая жила в сердце мальчика, воплотилась в этом человеке. «Я часто воображал, — думал про себя главный герой, — себе моря, туманные и золотые от вечернего штиля, далекие плаванья, когда весь мир сменяется, как быстрый калейдоскоп, за стеклами иллюминатора». Он был бы очень рад, даже если кто-нибудь догадался подарить ему «кусок окаменелой ржавчины, отбитой от старого якоря». Он скорее всего хранил бы это как большую ценность.

Гардемарин со временем оглянулся, и главный герой прочел на его черной ленточке надпись: «Азимут». Позже он узнал, что так назывался учебный корабль Балтийского флота.

Главный герой проследовал за ним несколько улиц. Иногда гардемарин очень изящно и небрежно отдавал честь пехотным офицерам, которых встречал на своем пути. А мальчику почему-то было стыдно перед бойким гардемарином за встреченных им киевских вояк.

Несколько раз по дороге молодой человек оглядывался, пока не остановился на углу одной из улиц. Он подозвал своего преследователя. «Мальчик, — спросил он насмешливо, — почему вы тащитесь за мной на буксире?» Главный герой покраснел и ничего не мог ответить на заданный вопрос. Гарде - марин догадался, что его преследователь мечтает стать моряком.

Он предложил ему дойти до Крещатика. Мальчик боялся поднять глаза на своего кумира. Поэтому ему приходилось видеть только «начищенные до невероятного блеска крепкие ботинки гардемарина».

Потом они зашли в кофейную Семадени. Гардемарин заказал две порции фисташкового мороженого и два стакана воды. На столике, за которым они сидели, были написаны различные цифры. Эти записи отставили биржевые дельцы, которые на столиках кофейной Семадени подсчитывали свои прибыли и убытки.

Посетители молча съели мороженое. Потом моряк достал из кармана и подарил мальчику фото великолепного корвета с парусной оснасткой и широкой трубой. При этом он сказал: «Возьмите на память. Это мой корабль. Я ходил на нем в Ливерпуль».

После он крепко пожал руку мальчику и ушел. Тот еще немного задержался в кофейной, пока на него не стали поглядывать с соседних столиков. Тогда он как-то неловко вышел из-за своего столика и побежал обратно в Мариинский сад. Когда он вернулся, то Гали в саду уже не было. Главный герой догадался, что гардемарин его пожалел. Так он впервые узнал, что «жалость оставляет в душе горький осадок».

После такой встречи мальчику еще больше захотелось стать моряком. Один раз он даже видел море, когда ездил с отцом в Новороссийск. Но этого, конечно, было для него не достаточно.

Главный герой часами просиживал над атласом. Он рассматривал различные побережья океанов, пытался найти неизвестные приморские городки, мысы, острова, устья рек.

Вскоре он придумал сложную игру. Мальчик составил список пароходов со звучными именами — такими, как «Хинган», «Сириус», «Вальтер Скотт». Каждый день в этом списке появлялось какое-то новое название. Он считал, что теперь стал владельцем самого большого флота.

«Конечно, я сидел у себя в пароходной конторе, в дыму сигар, среди пестрых плакатов и расписаний. Широкие окна выходили, естественно, на набережную. Желтые мачты пароходов торчали около самых окон, а за стенами шумели добродушные вязы. Пароходный дым развязно влетал в окна, смешиваясь с запахом гнилого рассола и новеньких, веселых рогож».

Потом мальчик придумал для своих пароходов список удивительных маршрутов, в котором он не забыл ни одного уголка земли.

Главный герой так увлекся этим делом, что мог в любое время сказать, где и когда будет тот или

Иной его пароход. «Я следил за плаваньем своих кораблей и безошибочно знал, где сегодня “Адмирал Истомин”, а где “Летучий голландец”: “Истомин” грузит бананы в Сингапуре, а “Летучий голландец” разгружает муку на Фарерских островах».

Для того чтобы руководить таким обширным пароходным предприятием, ему понадобились более глубокие знания в данной сфере. Он начал читать различные путеводители, судовые справочники и даже то, что отдаленно могло рассказать ему о его любимом занятии.

Тогда в Первые он Услышал от мамы Слово «менингит», когда она говорила, что своими играми он доведет себя до этого заболевания. Главный герой слышал, что это болезнь мальчиков, которые слишком рано научились читать. Поэтому мамины страхи его не взволновали.

«Все кончилось тем, что родители решили поехать всей семьей на лето к морю».

Лишь спустя какое-то время мальчик догадался, что так мама надеялась вылечить его от «чрезмерного увлечения морем». Она, возможно, думала, что таким образом сын разочаруется. «Она думала, что я буду, как это всегда бывает, разочарован от непосредственного столкновения с тем, к чему я так страстно стремился в мечтах. И она была права, но только от части».

Как выглядит рай

(глава из книги первой «Далекие годы»)

Главный герой получает возможность попасть в рай. Для него райЭто то место, которое непременно связано с морем и его красотами. Поэтому писатель так детально описывает всех морских жителей водного пространства, которое находи-

Лось недалеко от Геленджика. Самым прекрасным ив описании писателя, и для самого мальчика стала бухта. К. Г. Паустовский находит такие краски и слова для описания этого мира, что невольно читатель понимает, что этот прекрасный уголок совсем рядом, нужно только войти в него. Интересное путешествие принесло мальчику новое увлечение. А это значит, что он пополнит свой интеллектуальный багаж новыми знаниями.

Однажды мама торжественно объявила, что на днях они едут на Черное море, в маленький городок Геленджик, вблизи Новороссийска.

Главный герой считал, что лучшего места, наверное, нельзя было подобрать, чтобы разочаровать его в его увлечении морем и югом.

Тогда Геленджик был жарким и очень пыльным городом, почти без всякой растительности. Всю эту красоту у него уничтожили жестокие ветра — норд-осты. Из растительности были только колючие кусты держи-дерева и чахлая акация. От гор тянуло лишь зноем, а в конце бухты дымился цементный завод.

Но геленджикская бухта была очень хороша. В воде плавали медузы, на песчаном дне лежали камбалы и бычки. Прибой выбрасывал на берег красные водоросли.

Море после посещения мальчиком Геленджика не потеряло той прелести, что имело в его воображении до этой поездки, наоборот, оно стало еще более нарядным.

Путешественники подружились с пожилым лодочником Анастасом. «Он был грек, родом из Воло». В своей шлюпке лодочник катал дачников. «Он

Славился ловкостью и хладнокровием», и мама иногда отпускала сына одного с Анастасом.

Однажды они вышли на шлюпке из бухты в открытое море. Мальчик с тех пор не мог забыть того ужаса и в то же время восторга, какие он испытал, когда они вышли под парусом. Он схватился за ванты <снасти для управления парусами, раскрепляющие к бортам мачты> и мечтал снова вернуться на берег. Анастас же спрашивал его, сколько стоят чувяки <мягкие кожаные туфли без каблуков> мальчика, так как они ему очень понравились. Главный герой так дрожал, что не смог ничего ответить. Лодочник зевнул и сказал: «Ничего! Маленький душ, теплый душ. Обедать будешь с аппетитом. Не надо будет просить — скушай за папу-маму!»

Потом он небрежно и уверенно повернул шлюпку к берегу. В это время сердце мальчика падало и обмирало. Вдруг Анастас запел песню про то, как бежал мальчик с ящиком, потом он упал и разбил его.

От Батума до Сухума —

Ай-вай-вай!

От Сухума до Батума —

Ай-вай-вай!

Бежал мальчик, тащил ящик —

Ай-вай-вай!

Упал мальчик, разбил ящик —

Ай-вай-вай!

Под эту песню они подошли к пристани, где их уже ждала бледная мать мальчика. Анастас поднял его на руки и поставил на пристань со словами, что теперь он «соленый» и «имеет к морю привычку».

Однажды отец нанял линейку, и они отправились из Геленджика на Михайловский перевал.

Сначала была щебенчатая дорога, которая шла по склону голых пыльных гор. Путешественники проезжали многие места, где не было ни капли воды.

Мальчику хотелось пить. Рыжий извозчик-казак говорил, что нужно подождать до перевала и там можно будет напиться вкусной и холодной воды.

Дорога подымалась все выше. Вдруг в лица путников потянуло свежестью. И потом с гребня горы они увидели огромные и густые леса. По словам извозчика, сюда не проникал норд-ост, поэтому было так много зелени. Путешественники «услышали в непролазной чаще деревьев журчание воды, свист птиц и шелест листвы, взволнованной полуденным ветром».

Чем ниже они спускались, тем гуще делался лес и тернистее становилась дорога. По ее обочине бежал прозрачный ручей. «Он перемывал разноцветные камни, задевал своей струей лиловые цветы и заставлял их кланяться и дрожать, но не мог оторвать от каменистой земли и унести с собою вниз, в ущелье».

Мама зачерпнула кружку воды и дала напиться сыну. Вода была такой холодной, что кружка тотчас же покрылась потом. Отец заметил, что пахнет озоном.

Мальчик же не знал, чем пахло вокруг. Ему казалось, что его завалило ворохом веток, которые недавно полил душистый дождь.

Когда путешественники двинулись дальше, они задевали лианы, которые цеплялись за головы. По откосам дорог высовывались мохнатые цветки, которые, по мнению мальчика, смотрели на их линейку и серых лошадей.

Те же, задрав головы, выступали торжественно, как на параде.

Мама заметила ящерицу. Она пыталась показать ее и остальным: «Вон там. Видишь орешник? А налево — красный камень в траве. Смотри выше. Видишь желтый венчик? Это азалия. Чуть правее азалии, на поваленном буке, около самого корня. Вон, видишь, такой мохнатый рыжий корень в сухой земле и каких-то крошечных синих цветах? Так вот рядом с ним». Мальчик проследовал взглядом так, как советовала ему мама и наконец увидел ящерицу.

Всю красоту, которая окружала путешественников, главный герой выразил в одном слове: Кавказ. Извозчик же сворачивая с шоссе на узкую просеку, проговорил, что здесь и есть рай. Он предложил распрячь коней и искупаться.

Но ветки на просеки стали бить в лицо путешественникам, и они решили пойти пешком. Линейка медленно поехала за ними следом.

Наконец они вышли на поляну, что находилась в зеленом ущелье. Высокие одуванчики, что привлекли внимание, главный герой сравнивает с белыми островами. Под густыми буками они заметили старый пустой сарай, который стоял на берегу шумной речонки. Река была прозрачной, шипела и «уволакивала вместе с водой множество воздушных пузырей».

Извозчик распряг лошадей. Потом они с отцом сходили за хворостом. В это время мальчик и его мама умылись в реке. Так как вода была холодной, то лица после такого умывания горели жаром.

Мужчины хотели пойти вверх по реке, но мама предложила сначала немного перекусить. Она расстелила на траве скатерть и достала провизию. Мальчик очень торопился быстрее поесть, чтобы продолжить путешествие. Он, давясь, съел бутерброды с ветчиной и холодную рисовую кашу с изюмом. Но вот чайник все никак не хотел закипать, видимо, вода была действительно ледяной.

Вдруг чайник начал бурно кипеть и залил водой весть костер. Наскоро попив чай, они решили продолжить путешествие. Извозчик предупредил их, что надо быть осторожнее, так как в лесу много диких кабанов. Также он пояснил, что если они увидят «вырытые в земле маленькие ямы, то это и есть места, где кабаны спят по ночам».

Мама начала очень переживать по поводу сказанного, тем более что она не могла продолжить путь вместе со всеми. У нее была отдышка. Но извозчик успокоил ее. Он сказал, что «кабана нужно нарочно раздразнить, чтобы он бросился на человека».

Мужчины все-таки ушли вверх по реке. Им приходилось продираться сквозь чащу. Но они часто останавливались и звали друг друга, чтобы показать гранитные бассейны, что «сделала» река. В них синими искрами проносилась форель. Были и другие «достопримечательности».

Например, зеленые жуки с длинными усами, прекрасные пенистые ворчливые водопады, хвощи, высота которых превышала рост путешественников, заросли лесной анемоны и нарядные полянки с пионами.

Наткнулись они на маленькую пыльную яму, которая по форме напоминала детскую ванну. Они решили, это место ночевки дикого кабана. Щ Отец немного ушел вперед, а потом позвал остальных, которые пробирались к нему через крушину <род кустарников и деревьев>.

Он обнаружил какое-то странное сооружение, заросшее ежевикой. «Четыре гладко обтесанных исполинских камня были накрыты, как крышей, пятым обтесанным камнем. Получался каменный

Дом. В одном из боковых камней было пробито отверстие...». Оно было такое маленькое, что в него не мог пролезть даже самый младших из путешественников. И вокруг было несколько подобных каменных построек.

Отец сказал, что это долмены, то есть древние могильники скифов. Хотя ученые, как заметил он позднее, до сих пор спорят кто, как и для чего строил такие сооружения.

Мальчик думал совершенно по-другому: «Я был уверен, что долмены — это жилища давно вымерших карликовых людей. Но я не сказал об этом отцу, так как с нами был Боря: он поднял бы меня на смех».

Но это прекрасное путешествие подошло к концу. Возвращались все в Геленджик, сожженные солнцем и пьяные от усталости и чудного лесного воздуха. Мальчик по дороге уснул. Но сквозь сон он почувствовал, как на него дохнуло жаром, а в отдалении послышался ропот моря.

С тех пор в воображении главного героя он стал владельцем еще одной великолепной страны — Кавказа.

После такого путешествия мальчик увлекся Лермонтовым, Шамилем, абреками. Все это снова встревожило его маму.

Но только теперь, в зрелом возрасте, главный герой вспоминает с благодарностью те свои детские увлечения. Они многому научили его и были для него полезными на протяжении всей его жизни.

В заключении герой говорит о себе: «Но я был совсем не похож на захлебывающихся слюной от волнения шумных и увлекающихся мальчиков, никому не дающих покоя. Наоборот, я был очень застенчивый и со своими увлечениями ни к кому не приставал».

Биографии

Комментарии закрыты.