ФРЕНСИС БЕРНЕТТ краткие биографические сведения - лучшее сочинение

Романы для детей американской писательницы Френсис Бернетт отличаются тонким психологизмом. В ее произведениях много поучительного. Они написаны о детях и для детей.

Маленький лорд Фаунтлерой

В романе описывается судьба маленького американского мальчика Седрика, который воспитывался и рос в простых условиях, дружил с обычными людьми, пока не узнал, что является потомственным аристократом, будущим графом.

Благодаря доброте и простому нраву мальчика он умудряется перевоспитать тирана и самодура, старого графа, который привык заботиться лишь о собственных прихотях. г

Роман исполнен па фосного восхваления доброты, щедрости и прочих положительных качеств характера.

Отец Седрика, англичанин, умер, когда герой был совсем маленьким. Мальчик помнил об отце только то, «что он был высокий, с голубыми глазами и длинными усами, и как это было замечательно, когда он носил Седрика на плече по комнате».

После смерти отца мальчик понял, что о нем с мамой лучше не говорить: матери эти беседы причиняли страдание. Седрик называл мать Дорогая, потому что так называл ее его отец, и ребенок эту привычку перенял.

Знакомых у мамы Седрика почти не было. Отец его, капитан Седрик Эррол, женился на сироте. Этот его шаг разгневал отца капитана, богатого и знатного английского аристократа. Старик «ненавидел Америку и американцев», но отправил своего младшего сына в эту страну.

Старшие дети аристократа, первоочередные наследники титула и имений, не отличались ни умом, ни красотой, ни приятным характером, зато всем этим обладал отец мальчика. «Граф с горечью думал о том, что младший сын, которому предстояло получить лишь весьма скромное состояние, был милым, красивым и крепким юношей». И, в очередной раз досадуя на несправедливость судьбы, аристократ отправил младшего сына в Америку.

Но вскоре направил письмо с требованием возвращаться домой. Капитан Седрик в ответ написал о своей женитьбе. В такой ярости старый англичанин еще не был никогда! «Целый час он метался, как тигр в клетке, а потом сел и написал сыну, чтобы тот никогда больше не показывался ему на глаза и не писал ни отцу, ни братьям».

Капитан опечалился, зная, что отец его не сменит гнев на милость, но все же молодость взяла свое. Капитан Седрик женился, обзавелся собственным жилищем, у него появился ребенок. Седрик-младший, главный герой этого повествования, обладал милым и спокойным характером и приятной внешностью. «Казалось, он всех считал друзьями...»

Маленький Седрик был чуток к окружающим, он не сталкивался с грубостью и злобой в своей жизни. Он видел, как отец его заботится о матери, и сам научился оберегать ее.

Потому, поняв, что отец больше никогда не вернется, мальчик решил: он постарается сделать ее счастливой.

Старая служанка Мэри очень любила малыша, гордилась им и называла маленьким лордом. Седрик же любил общаться с бакалейщиком мистером Хоббсом.

Хоббс в частых беседах с мальчиком пренебрежительно отзывался о «британцах» и вообще нередко обсуждал политику. Хоббс плохо относился и к аристократам, Седрику же было их немного жаль: ведь эти люди не знали, как хорошо в бакалейной лавке.

Интересный разговор прервала старая Мэри, бледная и чем-то взволнованная, служанка позвала Седрика домой. А дома вместе с матерью его ожидал «худощавый старый джентльмен с умным лицом». При появлении мальчика джентльмен воскликнул: «Так вот он... вот маленький лорд Фаунт-лерой».

На следующей неделе Седрик постепенно узнал, что его дедушка — граф. Старшие сыновья графа умерли, как и отец Седрика, и теперь именно мальчику предстояло принять титул после смерти деда, а пока он — лорд Фаунтлерой. Седрику же вовсе не хотелось становиться графом: ведь его друг

Хоббс не любил аристократов. Седрик рассказал Хоббсу обо всем, сказал, что дедушку его зовут «Джон Артур Молино Эррол, граф Доринкорт», живет он в замке, а за Седриком приехал адвокат дедушки, мистер Хэвишем.

Хоббс был сильно ошарашен таким известием. Но еще более удивлена была мать мальчика. Адвокат сказал, что Седрик в Англии будет жить с дедом, ей же предоставят жилье поблизости, и сын будет навещать ее.

Но на глаза старому графу женщине не стоит попадаться: он с предубеждением относился к браку своего сына и его жене, которую никогда не видел. Женщина решила пойти на такие условия, так как была уверена: ее муж очень любил Англию и хотел бы, чтобы сын его тоже полюбил его родную страну.

В беседе с мистером Хэвишемом Седрик попытался получить ответ на вопрос: кто же такой граф? Адвокат ответил, что графом становится человек, которого король или королева награждают за хорошую службу или особые отличия.

Беседа английского адвоката и американского мальчика примечательна.

Седрик нашел, что граф — это то же, что и президент, а услышав о древнем роде, сравнил графа со старой торговкой яблоками: «Я уверен, что она тоже очень древнего... прохождения. Она такая старая, что непонятно, как она на ногах держится. Ей лет сто, не меньше...» Узнав, что у графов обычно много денег, герой порадовался: обладай он богатством, помог бы всем окружавшим его людям. Он бы купил старой торговке яблоками палатку, чтобы она не мокла под дождем, своей матери — все, что она захочет, для чистильщика сапог выкупил бы долю его компаньона... Взволнованный словами ребенка, адвокат решился помочь больному мужу многодетной сестры Мэри.

Пока Седрик помогал дедушкиными деньгами своим друзьям, адвокат размышлял о старом аристократе.

Тот был эгоистичен, высокомерен и нетерпим, обладал необузданным нравом.

За оставшееся до отплытия время маленький лорд осчастливил всех людей, которые ему чем - то нравились или вызывали сочувствие. Наконец Седрик, его мать и адвокат отправились в Англию. Только на корабле мальчик узнал, что им с матерью предстоит жить раздельно, и загрустил.

За время путешествия Седрик передружился со всем кораблем, как с путешественниками, так и с моряками, обогатил свой словарный запас мор

ской тематикой.

И на одиннадцатый день корабль достиг Ливерпуля, а спустя еще день — поместья графа. Миссис Эррол порадовалась, узнав, что с нею будет жить старая служанка Мэри.

Побеседовав с графом, адвокат дал тому совет не отзываться плохо о матери Седрика. И на следующий день юный лорд Фаунтлерой прибыл в графский замок к обеду.

Все вокруг восхищало юного лорда. Седрик сразу же вызвал приязнь со стороны миссис Меллон, подружился с псом графа по имени Дугал. И наконец увидел собственного деда: «Седрик увидел вы - сокого старика с лохматыми седыми бровями и волосами и большим носом, похожим на орлиный клюв, меж глубоко посаженными пронзительными глазами».

Для графа беседа с юным внуком оказалась настоящим шоком. Эгоистичная натура старого аристократа не могла воспринять рассказы мальчика

о том, как он распорядился деньгами. Ведь граф предполагал, что дети всегда алчны, эгоистичны и глупы.

Внешность внука произвела на старика благоприятное впечатление: крепкий, привлекательный мальчик не посрамил древнего графского рода. Поведение Седрика озадачивало: граф привык к всеобщему страху.

Когда лакей доложил о лорде Фаунтлерое, граф не сразу решился взглянуть на мальчика, опасаясь, что страхи его подтвердятся. Вот почему он и распорядился, чтобы мальчика прислали к нему одного.

Он не мог вынести самой мысли о том, что кто - то станет свидетелем его разочарования. Гордое сердце графа дрогнуло от радости, когда Седрик вошел легким шагом в комнату, бесстрашно положив руку на шею огромного пса. Даже в самые светлые минуты граф не надеялся, что у него окажется такой внук.

Как он был красив и как смело держался! Неужели это тот мальчик, которого он так боялся увидеть и мать которого так ненавидел? От неожиданности неизменное хладнокровие изменило графу.

А потом между дедом и внуком завязался разговор, который, как ни странно, лишь усилил беспокойство и удивление старого графа. Он так привык к тому, что люди терялись и робели перед ним, что и от внука ждал того же. Но Седрик совсем его не боялся — так же, как не боялся огромного пса.

Это была не дерзость, а дружеское расположение и доверчивость — он и не подозревал, что должен робеть или смущаться. Граф не мог не заметить, что мальчик смотрит на него как на друга

и говорит с ним, ни минуты не сомневаясь в его добром расположении.

Очевидно, он и не думал о том, что этот высокий суровый старик может не любить его и не радоваться его приезду.

Ясно было и то, что ему хотелось на свой ребяческий лад развлечь и заинтересовать деда. Старый граф был угрюмый, холодный и бессердечный человек, и все же в глубине души такое доверие его тронуло.

В конце концов разве не приятно было увидеть кого-то, кто не смотрел на него с недоверием, не сторонился его, не подозревал о дурных сторонах его характера, кто глядел на него ясными, доверчивыми глазами — пусть это был всего лишь маленький мальчик в черном бархатном костюме?

Старый граф откинулся на спинку своего кресла и продолжал выспрашивать мальчика, следя за ним со странным блеском в глазах.

Лорд Фаунтлерой с охотой отвечал на все вопросы и, нимало не смущаясь, продолжал весело болтать.

Он поведал графу историю Дика и Джерри, торговки яблоками и мистера Хоббса, описал собрания республиканской партии со всеми их знаменами, транспарантами, факелами и фейерверками.

Так он дошел до Четвертого июля и Независимости и очень вдохновился, как вдруг вспомнил о чем-то и замолк.

«— Что случилось? — спросил граф. — Почему ты не продолжаешь? Лорд Фаунтлерой смущенно заерзал. Граф видел, что его тревожит внезапно пришедшая ему в голову мысль.

    Просто я подумал, что, может, вам это неприятно, — отвечал Седрик. — Может, кто-то из ваших был там в это время. Я забыл, что вы англичанин.

    Можешь продолжать, — произнес милорд. — Никто из моих там не был. Ты забыл, что и ты англичанин.

    Ах, нет, — тотчас возразил Седрик. — Я американец!

    Ты англичанин, — повторил угрюмо граф. —

Твой отец был англичанин». Все это позабавило старого аристократа, но Седрику было не до шуток.

Он не ожидал этого. Мальчик покраснел до корней волос.

«— Я родился в Америке, — возразил он. — А кто родится в Америке, тот американец. Простите, что я вам противоречу, — серьезно прибавил он, — только мистер Хоббс мне говорил, что если будет еще война, я должен... должен быть за американцев.

Граф усмехнулся — это была угрюмая усмешка, и все же она была не так уж далека от улыбки.

    Ах, вот как? — сказал он. Граф ненавидел Америку и все американское, но серьезность маленького патриота его позабавила. Он подумал, что из такого доброго американца может со временем выйти неплохой англичанин».

Впрочем, у деда с внуком не было времени углубиться в историю Борьбы за независимость. Лакей объявил, что кушать подано. Юный лорд Фаунтлерой почувствовал, что возвращаться к этому предмету было бы неловко.

Седрик встал и подошел к креслу деда. Взглянув на больную ногу старика, он вежливо предложил:

«— Хотите, я вам помогу? Вы можете на меня опереться. Когда у мистера Хоббса болела нога —

ее бочкой с картофелем отдавило, — он всегда на меня опирался».

Рослый лакей чуть не улыбнулся и едва не потерял своей репутации и места. «Это был лакей-аристократ, он всегда служил лишь в самых знатных семьях и никогда не улыбался; он бы счел себя грубым простолюдином, если бы позволил себе — каковы бы ни были обстоятельства — такую несдержанность, как улыбка.

Его спасло только то, что он принялся пристально изучать весьма отталкивающую картину, висевшую у графа над головой».

Граф внимательно взглянул на внука.

«— По-твоему, ты справишься? — спросил он сурово.

    Мне кажется, справлюсь, — ответил Седрик. — Я сильный. Мне ведь уже семь лет. Вы можете опереться с одной стороны на палку, а с другой — на меня. Дик говорит, что для моего возраста мускулы у меня очень даже ничего».

Мальчик поднял к плечу руку и напряг ее, чтобы продемонстрировать графу мускулы, которые когда-то одобрил Дик. При этом лицо у него было серьезное и сосредоточенное, и лакею пришлось снова обратить пристальное внимание на картину.

«— Что ж, — согласился граф, — попробуй. Седрик подал графу палку и приготовился помочь ему встать. Обычно это делал лакей, а граф жестоко бранил его, когда его мучила подагра. Его сиятельство никогда не отличался сдержанностью, и рослые лакеи в великолепных ливреях, которые прислуживали ему, трепетали перед его взглядом».

Но в тот вечер граф не стал никого бранить, хотя больная нога мучила его больше обычного. Он решился сделать опыт: «медленно поднялся и положил руку на отважно подставленное ему плечо». Маленький лорд Фаунтлерой очень осторожно двинулся вперед, поглядывать на больную ногу.

«— Опирайтесь на меня, — говорил он ободряюще. — Я буду идти очень медленно».

Если бы графа поддерживал лакей, он бы больше опирался на его плечо, а не на палку. И все же, помня о задуманном опыте, граф весьма основательно налег на плечо внука. «Тяжесть была немалая, и через несколько шагов кровь бросилась Седрику в лицо, а сердце заколотилось от напряжения, но он не сдавался, ободряя себя мыслью о своих мускулах и похвале Дика.

    Не бойтесь опереться на меня, — повторял он, задыхаясь. — Я ничего... если... если только это недалеко».

До столовой действительно было недалеко, но путь этот Седрику показался очень длинным. В конце концов они добрались до кресла во главе стола. «Рука у Седрика на плече с каждым шагом казалась ему все тяжелее, лицо его все пуще разгоралось, а сердце бешено стучало в груди, но он и не думал сдаваться; собрав все свои силы, он шел, держа голову прямо и ободряя хромающего графа».

«— Вам очень больно, когда вы на ногу ступаете? — спрашивал он. — А в горячей воде с горчицей вы ее парили? Мистер Хоббс парил. А еще, говорят, баранья трава очень помогает».

Огромный пес степенно шел рядом, а высокий лакей замыкал шествие. «Странное выражение скользило по его лицу, когда он посматривал на мальчика, с улыбкой делавшего неимоверные усилия». И даже на лице графа один раз тоже мелькнуло это выражение, когда он глянул вниз на маленькую фигурку Седрика и его раскрасневшееся лицо.

Войдя в столовую, Седрик увидел, что это огромная и великолепная комната и что лакей, стоящий за креслом во главе стола, пристально смотрит на них.

Наконец они добрались до кресла. Тяжелая рука поднялась с его плеча, граф опустился в кресло.

За обедом Седрик показал деду портрет своей матери, и старик удивился, увидев юное и нежное девичье лицо. Общение со внуком заставило графа задуматься о многом.

На следующее утро, первое в графском замке, лорд Фаунтлерой подружился со служанкой Доусон, женщиной средних лет. Мальчика поражало, что в огромном замке живет так мало народа, а для него одного предоставили несколько просторных комнат. Его печалило отсутствие матери рядом.

Поразило мальчика огромное количество всевозможных игрушек, предназначенных для него одного, и он еще более проникся уверенностью в доброте и щедрости деда.

Он не знал, что граф вознамерился любыми средствами отвлечь ребенка от мыслей о матери.

К графу пришел священник, мистер Мордонт, для которого посещение замка всегда было тяжким долгом. Граф ненавидел церковь и благотворительность, нередко оскорблял священника. И как же удивлен был священник, увидев графа, вполне довольного жизнью и увлеченного игрой с собственным внуком.

Аристократ приветливо встретил священника и позволил внуку помочь его прихожанам. Потом в сопровождении графа юный лорд отправился к Дорогой, своей матери.

Аристократа удивляло, что юный Седрик искренне видит в людях только положительные черты, благодарит графа за то, что тот осчастливил стольких людей. Старый граф задумался о никчемности своей жизни, лишенной привязанностей и исполненной лишь любви к самому себе и собственным прихотям.

На следующий день в церкви собралось множество людей. Все они обсуждали нового лорда, внука графа.

Даже сам граф появился в церкви вместе с внуком, хотя обычно не приходил к обедне. Все приветствовали нового лорда, мальчик же был убежден, что так проявляется благодарность людей к его доброму и щедрому деду. У графа вновь появился повод задуматься.

Вообще, с появлением внука жизнь графа изменилась. Ему надоели постоянные мысли о подагре, стремления к собственным удовольствиям, и доставляло наслаждение общество ребенка. Седрик со всеми был открыт и дружелюбен.

Он с удовольствием учился ездить на подаренном ему пони, проявив себя как человека решительного и упорного. Граф научился смеяться, вспышки его гнева практически исчезли, что несказанно удивляло слуг.

По мере знакомства мальчика с дедом «вера лорда Фаунтлероя в великодушие и благородство графа все росла. Он ни минуты не сомневался в том, что его дедушка чрезвычайно добрый и щедрый человек. Разумеется, все желания Седрика исполнялись мгновенно».

Графу нравилось показывать людям своего внука. Ведь в сыновьях он разочаровался, демонстрируя же Седрика, граф испытывал чувство торжества. Граф начал выезжать верхом вместе с внуком, благодаря этим прогулкам еще больше сблизившись с ним. Он многое узнал о Дорогой.

Благодаря доброте мальчика были построены новые дома для арендаторов графского имения, вместо стоявших там нищих лачуг. Благодаря дружелюбию и общительности юного лорда вскоре о нем заговорили все.

Граф же день ото дня все больше привязывался к своему внуку, пророчил для него блестящее будущее. «Мальчик может многое свершить, — думал он, — очень многое!» Вскоре и Седрик понял, что дед любит его, что ему нравится общаться с мальчиком.

Сестра графа, леди Лорридейл, с которой они давно поссорились, узнала о юном лорде и захотела познакомиться с ним. Она боялась, что старик испортит своего внука: либо избалует, либо запугает его. Она даже хотела написать брату, но вскоре передумала, решив, что ни к чему хорошему это не приведет. Каково же было удивление женщины, когда она получила от графа приглашение! Она познакомилась с лордом Фаунтлероем, и знакомство это доставило женщине истинное удовольствие.

А граф под влиянием внука практически избавился от прежней ненависти к нежеланной супруге своего младшего сына. Но ее место заняла ревность: старый аристократ желал, чтобы все внимание Седрика принадлежало ему, а не делилось с его матерью.

Леди Лорридейл нанесла миссис Эррол визит. Вернувшись, осыпала женщину комплиментами: Дорогая прекрасно воспитала мальчика.

Когда граф собрал гостей, Седрщс присутствовал на приеме и завоевал всеобщее внимание. Мальчик наслаждался званым вечером, ему было весело. Но в конце обеда появился адвокат, мистер Хэвишем, озабоченный и чем-то взволнованный. Едва

гости разошлись, а Седрик заснул, Хэвишем сказал, что нашелся истинный лорд Фаунтлерой: это сын одного из старших сыновей, Бевиса, наследник в данный момент находится в Лондоне. Граф был в шоке.

Оказывается, Бевис тайно женился на необразованной американке, и теперь эта женщина хочет претендовать на графский титул для своего сына.

А друзья Седрика в Америке беспокоились о нем. Хоббс познакомился с чистильщиком сапог Диком, и они увлеченно беседовали о маленьком своем друге, даже отыскали книжку об аристократии и читали ее.

Получили они письмо от Седрика, в котором тот сообщил, что больше не является лордом и снова стал Седриком Эрролом. Дед его огорчен таким ходом событий. Сам Седрик тоже расстроен: ему понравился замок, к тому же обладание деньгами позволяет сделать много хорошего окружающим.

Хоббс решил, что «это английские аристократы сговорились, чтобы лишить его того, что ему по праву принадлежит, и все потому, что он американец».

Через несколько дней после званого обеда все англичане узнали о случившемся из газет.

Выяснилось, что граф Доринкорт намерен оспаривать права нового претендента на графский титул.

Все окружающие, знавшие юного Седрика или наслышанные о нем, были взволнованы, и только один он оставался спокое. н. Поначалу он слегка обеспокоился, узнав о случившемся, но узнав, что у матери его не отберут дом и коляску, а у него — пони, и дедова привязанность к нему останется неизменной, успокоился.

Впрочем, появление нового наследника, сына грубой и алчной женщины, произвело и положительные перемены.

Граф наконец познакомился с вдовой своего младшего сына, он нанес ей визит.

Когда история о лорде Фаунтлерое появилась в английских газетах, американские также опубликовали эти новости.

Мистер Хоббс, начитавшись газет, заявил Дику, что нужно что-либо предпринять. И верные друзья решили, что вдвоем они обеспечат мальчика. Дик от молодого адвоката, своего клиента, получил газету, в которой увидел портрет матери нового Фаунтлероя, привлекательной женщины.

Дика это изображение поразило. Он заявил, что прекрасно знает эту женщину, и оставил работу на весь день. Хоббсу он рассказал, что это жена его брата, Мина.

Друзья написали о новостях брату Дика, Бену, и Седрику, после чего решили посоветоваться с адвокатом. Адвокат Харрисон решил взяться за это дело.

Авантюристка была разоблачена. Графа исход дела вполне удовлетворил, и он поспешил заявить о достигнутом невестке и внуку.

Помимо прочего, граф предложил Дорогой переехать в замок. Брат Дика Бен забрал своего сына у Мины и увез на ранчо в Калифорнии. Дик с мистером Хоббсом домой вернулись не сразу. Они остались на день рождения Седрика.

Юному лорду исполнялось восемь лет. День рождения лорда Фаунтлероя порадовал его. Это был замечательный день. В парке собрались все его друзья и люди, которые любили его. Счастлив был и старый граф. Он, конечно, изменился несразу, но под влиянием внука, которого полюбил, и ми-

лой доброй невестки стал совершенно другим человеком.

«С каждым днем он со все большим удовольствием смотрел на жену своего сына. Поговаривали, что она ему теперь положительно нравилась, и это было правдой».

В конце праздника лорд Фаунтлерой заявил: «...я... очень рад, что буду графом... Сначала я думал, что мне это не понравится, а теперь я доволен... И эти места я очень полюбил... они такие красивые... И еще-еще... когда я стану графом, я постараюсь быть таким же добрым, как дедушка».

Мистер Хоббс продал лавку в Нью-Йорке, поселился в деревне и открыл торговлю. Дик получил образование. На этом и завершилось повествование.

Биографии

Комментарии закрыты.