Живые и мертвые души в поэме Николая Гоголя «Мертвые души» - лучшее сочинение

Тема живых и мертвых душ главная в поэме Гоголя «Мертвые души». Об этом мы можем судить уже по названию поэмы, в котором не только содержится намек на суть аферы Чичикова, но и заключен более глубокий смысл, отражающий авторский замысел первого тома поэмы «Мертвые души».

Существует мнение, что Гоголь задумал создать поэму «Мертвые души» по аналогии с поэмой Данте «Божественная комедия». Это и определило предполагаемую трехчастную композицию будущего произведения. «Божественная комедия» состоит из трех частей: «Ад», «Чистилище» и «Рай», которым должны были соответствовать задуманные Гоголем три тома «Мертвых душ». В первом томе Гоголь стремился показать страшную российскую действительность, воссоздать «ад» современной жизни. Во втором и третьем томах Гоголь хотел изобразить возрождение России. Себя Гоголь видел писателем-проповедником, который, рисуя на. страницах своего произведения картину возрождения России, выводит ее из. кризиса.

Художественное пространство первого тома поэмы составляют два мира: реальный мир, где главное действующее лицо — это Чичиков, и идеальный мир лирических отступлений, где главным героем является повествователь.

Реальный мир «Мертвых душ» страшен и уродлив. Его типичными представителями являются Манилов, Ноздрев, Собакевич, полицмейстер, прокурор и многие другие. Все это статичные характеры. Они всегда были такими, какими мы видим их сейчас. «Ноздрев в тридцать пять лет был таков же совершенно, как в осьмнадцать и двадцать». Гоголь не показывает никакого внутреннего развития помещиков и жителей города, это позволяет заключить, что души героев реального мира «Мертвых душ» полностью застыли и окаменели, что они мертвы. Гоголь изображает помещиков и чиновников со злой иронией, показывает их смешными, но в то же время очень страшными. Ведь это не люди, а лишь бледное, уродливое подобие людей. В них не осталось ничего человеческого. Мертвящая окаменелость душ, абсолютная бездуховность скрывается как за размеренной жизнью помещиков, так и за судорожной деятельностью города. Гоголь писал по поводу города «Мертвых душ»: «Идея города. Возникшая до высшей степени. Пустота. Пустословие…- Смерть поражает нетрогающийся мир. Еще сильнее между тем должна представиться читателем мертвая бесчувственность жизни».

Жизнь города внешне кипит и клокочет. Но эта жизнь на самом деле является лишь пустой суетой. В реальном мире «Мертвых душ» мертвая душа — обычное явление. Для этого мира душа является только тем, что отличает живого человека от покойника. В эпизоде смерти прокурора окружающие догадались о том, что у него «была точно душа», лишь когда от него осталось «одно только бездушное тело». Но неужели у всех действующих лиц реального мира «Мертвых душ» душа мертва? Нет, не у всех.

Из «коренных жителей» реального мира поэмы, как это ни парадоксально и ни странно, только у Плюшкина не совсем еще мертвая душа. В литературоведении бытует мнение, что Чичиков посещает помещиков по мере их духовного оскудения. Однако я не могу согласиться с тем, что Плюшкин «мертвее» и страшнее Манилова, Ноздрева и других. Наоборот, образ Плюшкина намного отличается от образов остальных помещиков. Попробую доказать это, обращаясь прежде всего к строению главы, посвященной Плюшкину, и к средствам создания характера Плюшкина.

Глава о Плюшкине начинается с лирического отступления, чего не было при описании ни одного помещика. Лирическое отступление сразу настраивает читателей на то, что эта глава значительна и важна для повествователя. Повествователь не остается безучастным и равнодушным к своему герою: в лирических отступлениях, (в VI главе их два) он выражает свою, горечь от осознания того, до какой степени мог опуститься человек.

Образ Плюшкина выделяется своим динамизмом среди статичных героев реального мира поэмы. От повествователя мы узнаем, каким был Плюшкин раньше и как постепенно загрубела и затвердела его душа. В истории Плюшкина мы видим жизненную трагедию. Поэтому возникает вопрос, является ли нынешнее состояние Плюшкина деградацией самой личности, или же это результат жестокой судьбы? При упоминании о школьном товарище на лице Плюшкина «скользнул какой-то теплый луч, выразилось не чувство, а какое-то бледное отражение чувства». Значит, все-таки душа Плюшкина еще не совсем умерла, значит, в ней осталось еще что-то человеческое. Живыми у Плюшкина были и глаза, еще не потухшие, «бегавшие из-под высоко выросших бровей, как мыши».

В VI главе содержится по

Сочинения по литературе

Комментарии закрыты.